Можно ли выпасть во время катания на американских горках и другие интересные факты о парке развлечений «Остров мечты»

Чтобы выяснить все подробности о создании и устройстве парка аттракционов мы поговорили с Иваном Шолем, Генеральным директором АО «РЕГИОНЫ-Энтертейнмент», техническим директором «Острова Мечты».

Вы – технический директор самого большого в Европе крытого парка развлечений — «Острова Мечты». Расскажите, как отбирались аттракционы для наполнения парка, и насколько это творческий процесс?

Выбор аттракционов – процесс, безусловно творческий, однако перед нами стояло существенное ограничение: пространство будущего парка. В отличие от абсолютного большинства мировых парков мы создавались не под открытым небом, поэтому нужно было учитывать высоту потолков и максимально эффективно распланировать размещение аттракционов внутри тематических зон.

Например, экстремальный аттракцион «Молот судьбы» высотой с 5-этажый дом можно было много куда поставить. В итоге мы установили его в зоне «Черепашек-ниндзя», потому что визуально он вписывается в историю мультфильма и похож на орудие возмездия, которое способно разрушить весь город. Мы тематизировали этот аттракцион, подобрали соответствующие декорации, а также из-за перекрытий ограничили высоту подъёма посадочной площадки до 220 градусов.

Сколько людей были вовлечены в процесс разработки парка?

Идея создания парка безусловная заслуга Амирана Муцоева – председателя совета директоров «Острова Мечты», без его железной воли и креативных решений у нас бы не было парка развлечений мирового уровня. Он задавал нам визуальные ориентиры, а мы адаптировали их с технической стороны. Помимо внутренней команды над созданием концепции парка также работало американское архитектурное бюро CuninghamArchitectureGroup. Всего было порядка 190 итераций мастер плана, его меняли и перерисовывали 2,5 года. Представляете, какая была проделана работа?

На этапе проектирования мы пытались понять, кто наша целевая аудитория, и подобрать под нее максимально широкий набор экстремальных, семейных и детских аттракционов. Мы задавались вопросами: «кто будет ходить в парк? сколько будет детей и взрослых? какого роста будут посетители?» Ответив на эти вопросы, мы составили набор аттракционов, 60% из которых были бы доступны всем категориям гостей парка, чтобы они могли вместе кататься и ощущать единение за счет совместных эмоций.

Помимо этого, мы, занимались сбором коммерческой и технической информации от производителей аттракционов. Затем наша команда отправилась на заводы всех потенциально интересных производителей аттракционов, чтобы воочию увидеть производство и косвенно оценить его качество. В течение последующего года мы посетили более 10 заводов в Италии, Германии, Австрии, Швейцарии, Голландии и Швеции.

По каким критериям вы оценивали аттракционы?

На встречах со всеми производителями мы уделяли особое внимание безопасности и тому, чтобы аттракционы соответствовали не только российским нормам по безопасности, но и действующим европейским стандартам. В результате, к сожалению, некоторые компании и аттракционы были вычеркнуты из нашего предварительного списка. Все потому что, многие аттракционы были спроектированы по старым, уже не действующим нормам и, несмотря на то, что в России они проходили по требованиям безопасности, в ЕС подобные модели уже не продавались. Интересно, изначально многие производители не до конца верили в то, что мы серьезно хотим покупать аттракционы в большом количестве и с такими высокими требованиями к качеству. До нас в России мало кто покупал высококлассные аттракционы, и никто не строил крытые парки такого масштаба. Поверить в нас до конца им, видимо, было трудно.

Очень важным решением стали выезды на промежуточные и окончательные приёмки большинства аттракционов в собранном и работающем виде на заводах — так называемый FactoryAcceptanceTest. Так, до приезда в Москву, мы убеждались, что все работает, и в последствии у нас не было проблем с пуско-наладкой аттракционов на месте. Также, благодаря тому, что мы наняли две независимые компании для проверки качества изготовления, производители отнеслись предельно серьезно к таким ответственным операциям как, например, сварка. Качество сварных соединений очень сильно влияет на безопасность, усталостную прочность и тем самым на срок эксплуатации аттракционов.

А в парки развлечений тоже ездили?

Параллельно с посещением заводов мы объездили все крупнейшие парки Европы, Азии и Ближнего Востока и, разумеется, Disney и Universal в США. Некоторые парки мы посещали просто как гости, в некоторых менеджмент делился своим опытом эксплуатации.

Такое интересное было время. Полученный опыт поездок помог?

Важнейшим выводом по итогам поездок по другим паркам для нас стало еще более чёткое понимание важности тематизации всего пространства парка для погружения гостей в сказку, мы не хотели создавать просто луна-парк. В результате многие аттракционы, установленные в нашем парке, стоили зачастую в полтора раза дороже стандартных версий: один нестандартный элемент оформления аттракциона может стоить десятки тысяч Евро и сравним по цене с небольшим стандартным аттракционом. Но за эти деньги мы получили отличные и запоминающиеся декорации.

А еще во время поездок у нас сложилось достаточно четкое представление обо всех аттракционах, которые мы хотим купить. Об их плюсах, минусах, надежности и производительности. Сейчас, когда парк открыт уже более двух лет, мы видим, что все те принципы, исходные данные и коэффициенты, которые мы использовали при планировании и проектировании парка оказались верны.

Вы упоминали про безопасность аттракционов, но глядя на некоторые в вашем парке, становится реально не по себе. Начинаешь задумываться: не стану ли я первым, кто выпадет, закреплен ли я также надежно, как сосед справа, ведь я болтаюсь в кресле и могу выпасть на повороте. Где проходит грань безопасности и адреналина, и насколько все просчитано на разные параметры веса и роста посетителей?

Все аттракционы в России делятся на три класса биомеханического риска: 1, 2 и 3 класс определяются соотношением разных параметров: высота, ускорение, скорость — то есть рисков и воздействий, которые действуют на человека. В соответствии с биомеханической категорией риска выбираются контрмеры – резервирование систем, снижение напряжений и так далее. Также в соответствии с анализом рисков разработчик аттракциона определяет, какие детали являются критичными компонентами (т.е. разрушение которых может привести к серьёзным аварийным ситуациям с риском для жизни или здоровья), они рассчитываются с достаточным запасом прочности или дублируются.На аттракционах с высоким классом биомеханического риска как, например, на «Полете в тоннеле» — нашей американской горке — используется дублирующаясясистема фиксации гостей. В том числе на горке есть датчики, которые не позволяют запустить аттракцион, если другая фиксация не заняла минимальноезафиксированноеположение, и не дают гостям отстегнуться самостоятельно после окончания катания, т.е. система управленияполностью контролирует положение дуги. Поэтому можно сказать, что у боязни выпасть нет объективных причин, во время катания мы полностью контролируем положение тела гостя.

Что касается тех, кто, «болтается» в кресле, то происходит это от того, что перед катанием посетитель может сесть не вертикально, а чуть расслабленно. Тогда исходя из текущего положения на сиденье гостя зафиксируют прижимом элемента фиксации. Если после фиксации человек сядет прямее, то останется зазор между спинкой кресла и стальным крепежом. Но ощущение «болтания» никак не влияет на безопасность, бугель не позволяет человеку вылететь, даже если гостю просторно на посадочном месте. Более того, аттракцион не запустится при неполном закрытии фиксации. Также мы обязательно учитываем рост и вес посетителя и безоговорочно отказываем, если параметры не соответствуют безопасному катанию.

А чтобы было не так страшно, можно посоветовать не садиться вперед на американской горке?

Это субъективная история. В «Острове Мечты», в принципе, как в большинстве парков на американских горках самое нестрашное место – первый вагончик. А самое страшное наоборот – последний. А все потому, что к моменту проезда мёртвой петли первый вагончик заезжает на подъем с маленькой скоростью и уже после ее прохождения поезд разгоняется. Соответственно последний вагончик проходит петлю максимально быстро. Поэтому в последних вагончиках гостей больше отрывает от сиденья, они больше висят на фиксации (бугеле), а тех, кто занял места впереди, больше вжимает в кресло.

Как часто случаются нештатные ситуации? Возможны ли они при должном обслуживании?

Нештатные ситуации встречаются в индустрии парков развлечений крайне редко, в этом смысле аттракционы по надежности похожи на самолеты. Кстати, у нас в парке очень высокие стандарты обслуживания аттракционов и очень серьезный подход к безопасности.

В «Острове Мечты» аттракционами занимаются 36 человек, которые в сменном режиме по 24 часа находятся в парке. Посетителям работа инженеров не видна, плановые и регламентные процедуры ведутся ночью. У нас действует электронная система планирования технического обслуживания разных аттракционов с разбивкой по трудоемкости процессов: недельная, месячная, квартальная, полугодовая, годовая, «по пробегу» и т.д. Мы — единственный парк в России, который так масштабно вкладывается в вопрос технического обслуживания, многие парки аттракционов в России, к сожалению, существенно экономят на безопасности.

Получается, именно инженеры становятся первыми испытателями установленных аттракционов?

Каждое утро, в том числе и в самый первый раз, на аттракционы садятся техники. Они ежедневно проверяют аттракционы перед открытием парка. Несмотря на то, что аттракционы полностью испытаны независимыми сертифицирующими органами, ежедневно перед открытием парка техники садятся на них и проверяют, нет ли посторонних вибраций и шумов, которые можно просто не услышать со стороны.

Думаю, сотрудники мотивированы исполнять работу качественно, раз сами потом катаются первыми. А что вам больше всего нравится в работе?

Работа инженера — это достаточно творческая работа. Мне нравится, что нам приходится постоянно решать новые задачи, которые практически никогда не повторяются. Мы все время что-то придумываем и, конечно, когда ты запустил что-то новое и оно работает, испытываешь прилив эндорфинов. Это просто приятно.


Источник: Популярная Механика
Все публикации

Новости

Закрыть
Программа мероприятий